История оружия

Русский дюйм делится на 10 линий длинна промежутка 2,66мм. умножив это число на три, получим 7,62 мм, калибр русского стрелкового оружия. Отсюда и название винтовки – трехлинейная.

 

 

Калибр=12,7 мм;Темп стрельбы 550 — 600 выстрелов в мин;Длина тела пулемета =1626мм;Боевая скорострельность 125 выстрелов в мин.;Общий вес системы=180кг;Вес тела пулемета=34кг;Прицельная дальность стрельбы 3500м;Емкость ленты=50 патронов;Вес снаряженной ленты= 9 кг ;Вес патрона с бронебойно-зажигательной пулей=124 — 134 г;-Начальная скорость пули 830—850 м/сек;Вес пули=46 г

Если русско-японская война дала мощный толчок развитию пулеметов, то первая мировая породила танки и боевую авиацию, которым уже не могли противостоять смертоносные для пехоты «картечницы». Пули ружейного калибра беспомощно плющились о броню сухопутных. «дредноутов» и самолетов-штурмовиков. Тем не менее пулемет как боевое средство против подвижных машин отнюдь не изжил себя. Напротив, маневренность этого вида стрелкового оружия, его высокая скорострельность, позволявшая в считанные секунды попасть в цель, заставляли конструкторов усиливать поражающее действие пулемета.

Оказалось, что пуле большего калибра — 12 — 13 мм — вполне под силу пробить броневой лист, особенно если она покидает ствол с высокой скоростью — 900 — 1000 м/сек. Дальнейшее увеличение калибра, хотя и улучшает бронепробивные свойства патрона, непременно сказывается на размерах оружия и темпе стрельбы: массивные части автоматики не могут ходить так же быстро, как элементы обычного пехотного пулемета.

Основой для большинства первых крупнокалиберных пулеметов стало оружие ружейного калибра. Не случайно задание разработать крупнокалиберный пулемет для борьбы с низко летящими самолетами было дано В. Дегтярёву, ручной пулемет которого уже состоял на вооружении Красной Армии. Конструктивные принципы этого простого и надежного образца легли в основу новой системы. Прежним осталось питание — из барабанного магазина, по образцу ДП. Для стрельбы по наземным целям пулемет оснастили прицелом рамочного типа, рассчитанным на дистанции до 3500м. Дистанционный кольцевой прицел служил для огня по воздушным и быстро движущимся наземным объектам.

Ствол пулемета сменный, присоединялся к ствольной коробке с помощью резьбы. Чтобы уменьшить отдачу пулемета, на ствол навинчивали дульный тормоз. В 1931 году дегтяревский ДС прошел сравнительные испытания с германским крупнокалиберным пулеметом системы Драйве и продемонстрировал свои преимущества над иностранным образцом. Небольшая партия ДС поступила в армию для войсковых  испытаний. В боекомплект вошли только что созданные патроны с бронебойными пулями образца 1930 года и бронебойно-зажигательными образца 1932 года. Спустя не-сколько лет, задавшись целью увеличить скорострельность пулемета, соратник Дегтярева — Г. Шпагин разработал ленточное питание ДК (так и назывался образец). В 1938 году пулемет прошел полигонные испытания, а через год был принят на вооружение под наименованием «12,7-мм станковый пулемет образца 1х 1938 г. ДШК (Дегтярев-Шпагин круп-нокалиберный)».

у-ДШК унаследовал конструктивную простоту знаменитого ручного пулемета Дегтярева. Как и в ДП, пуле-метчик мог регулировать количество отводимых в газовую камеру пороховых газов. Это важно при перемене, температуры окружающего воздуха. Перенастройка автоматики позволяет подобрать любой режим работы механизмов, обеспечивающий и надежную работу оружия, и плавность хода подвижных частей пулемета. Конструкторы оснастили ДШК противоотскочным приспособлением: оно препятствовало само отпиранию затвора из-за отскока рамы при ударах в крайнем переднем положении. Поставленный на станок Колесникова, ДШК появился в частях в качестве пехотного пулемета. Но по-требность в таком оружии была на-столько велика, что образец применяли почти во всех родах войск. ДШК оказался отличным зенитным пулеметом, способным бороться со скоростными самолетами. С января 1942 года по январь 1944 года количество ДШК в действующей армии увеличилось в 12 раз. В конце войны заводы выпустили партию модернизированных пулеметов, в которых была повышена живучесть некоторых конструктивных элементов.

12,7-мм крупнокалиберный пулемет ДШКМ отличался от ДШК и устройством питания, затворного узла.

По дульной энергии ДШКМ превосходил все однотипные системы, Пулемет на дистанции стрельбы 500м пробивал 15-миллиметровый стальнои лист.

Появившись на поле боя, бронетанковая техника породила новые виды стрелкового оружия, призванного противостоять стальным махинам. Пулемет, даже крупнокалиберный, далеко не всегда мог справиться с броней, толщина которой увеличивалась с каждым новым образцом танков. Должный отпор могли дать лишь артиллерия и противотанковые ружья. Первые ПТР были созданы в конце первой мировой войны. Оружие походило на увеличенных размеров винтовку. Калибр бронебойного патрона составлял 13,35мм. Поражающее действие пули зависит от калибра и начальной скорости полета. Увеличив калибр до 20мм, конструкторы получали мощную броне пробивную систему, которая, хоть и пробивала танковую броню, но была тяжелой и неудобной в маневренном бою.

Другой тип ПТР — ружья обычного калибра, стреляющие бронебойными пулями с высокой начальной скоростью — до 1175 м/сек Тем не менее прогресс бронетанковой техники потребовал перехода к большим калибрам, и основу противотанкового стрелкового оружия со-ставили ружья калибра 12 — 14,5мм. В таких системах удачно сочетались малый вес и высокие бронепробивные свойства. Пехота должна располагать мощным и легко переносимым огневым бронебойным средством.

Большая мощность заряда приводит к распиранию гильзы в патроннике, даже к разрыву. Такая специфика ПТР требует тщательной отработки всех элементов конструкции. В 30-е годы в на-шей стране было создано несколько образцов противотанковых ружей. Этим оружием занимались конструкторы М. Блюм, С. Владимиров, С. Коровин, Н. Рукавишников, Б. Шпитальный. В 1932 году прошло войсковые испытания динамо-реактивное противотанковое ружье системы Курчевского, действующее по принципу безоткатного орудия,

Накануне войны, в 1939 году, на вооружение армии поступило 14,5-мм ружье системы Рукавишникова. Оно оказалось лучшим из трех систем, представленных на сравнительные испытания. В пер-вые месяцы Великой Отечественной войны советские конструкторы В. Дегтярев и С. Симонов представили образцы двух ПТР. Дегтяревское ружье представляло собой однозарядную систему с ручным заряжанием и автоматическим открыванием затвора. Симоновское самозарядное было оснащено магазином. Калибр обоих ружей составлял14,5мм. В боекомплект ПТР входили патроны с бронебойно-зажи-гательной пулей двух типов — со стальным сердечником (Б-32) и металлокерамическим сердечником (БС-41).

Чтобы повысить скорострельность, Дегтярев оснастил ружье устройством для автоматического отпирания затвора за счет энергии отдачи откатных частей. Отдача компенсировалась также дульным тормозом и амортизатором. Более высокого уровня автоматизации достиг в своем образце Симонов. Стрелку достаточно было прицелиться и нажать спуск. Магазин ПТР вмещал 5 патронов. В боевой обстановке ружье переносили два солдата. Симановский образец разбирался на две части — каждую мог легко перенести один человек.

ПТР применялись для борьбы со средними и легкими танками и бронемашинами на дистанциях до 500м. Случалось, из ружей вели огонь по пулеметам, орудиям, амбразурам дотов и дзотов, самолетам, Важную роль ПТР сыграли в отражении первых натисков фашистской военной машины, в военных событиях первого периода Великой Отечественной войны.

Калибр7,62мм ;Вес в боевом положении 40,4кг;Вес тела пулемета13,8кг ;Вес ленты с 250 патронами10,25кг; Начальная скорость пули 800 м/сек; Темп стрельбы 600—700 выстр./мин; Боевая скорострельность 300 — 350 выстр/ мин ;Прицельная дальность . 2300м ;Предельная дальность полета пули 5000м

Опыт войсковых частей по применению станковых пулеметов в Отечественной войне показывает, что они были слишком тяжелы для наступательных операций и не отвечали условиям ведения маневренной войны. Как ни облегчали ветерана «максима», он по-прежнему весил слишком много. Немало хлопот доставляло и жидкостное охлаждение ствола — не всегда в условиях боя можно раздобыть воду. К тому же кожух весьма уязвим для пуль и ос-колков.

Еще в начале 30-х годов оружейники позаботились о новом станковом пулемете для Красной Армии. В 1930 году В. Дегтярев сконструировал пулемет ДС. Образец во многом напоминал знаменитый ДП. В течение девяти лет Дегтярев совершенствовал оружие, добивался предельной надежности всех частей, улучшал боевые свойства. В 1939 году ДС был принят на вооружение. Через год новых пулеметов выпускали больше, чем «максимов». Тем не менее накануне войны производство ДС сократили: практика выявила его серьезные недостатки. Случались разрывы патрона в ствольном коробке, основные детали быстро выходили из строя, пулемет был чувствительным к низкой температуре, отказывал при запылении.

В напряженной обстановке последних предвоенных лет родились замечательные образцы танков, самолетов, артиллерийских систем, которым пришлось отразить натиск фашистской военной машины, а спустя три с половиной года — нанести последний удар по столице «третьего рейха». К началу войны «подо-спели» и новые образцы стрелкового оружия. Талантливый конструктор Петр Максимович Горюнов предложил оригинальную модель станкового пулемета. Автоматика оружия основана на принципе отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке неподвижного ствола. Небольшое количество деталей, простота, возможность регулирования отвода газов — все это предопределило отличные маневренные качества пулемета, его высокую надежность. Охлаждение ствола — воздушное. На случай длительной непрерывной стрельбы конструктор предусмотрел быструю замену нагретого ствола.

В 1943 году 45 серийных образцов поступили на войсковые испытания, которые подтвердили отличные результаты заводских стрельб. Военные оценили простоту оружия, точность огня и, оговорив ряд второстепенных недостатков, рекомендовали пулемет к серийному производству.

В мае 1943 года прошли окончательные испытания. «Горюнов», к сохранив кучность боя и баллистические данные «максима», оказался и все же легче «прародителя» станковых пулеметов. В том же месяце решением Государственного Комитета Обороны образец был принят на вооружение под наименованием «7,62-мм станковый пулемет системы Горюнова образец 1943г.(СГ-43)». Потеряв товарищей, пулеметчик должен взять на себя их обязанности, в одиночку справиться с работой целого рас-чета. В этих условиях, как никогда, важны «транспортабельность» оружия, удобство обслуживания, точность огня. СГ-43  выдержал и такие проверки. Он оправдал смелость командования нашей армии, решившегося в самый разгар войны сменить образец станкового пулемета.

Вооружение, которое подвело Гитлера

Шла осень 1944 года, последняя военная осень в Европе. Гитле-ровская Германия, развязавшая вторую мировую войну сама была на грани катастрофы. На Восточном фронте Советская Армия заканчивала изгнание фашистских войск с территории Советского Союза и приступила к освобождению народов Восточной Европы. Войска союзников во Франции, Бельгии и Голландии подошли к самым границам рейха. Тем невероятнее прозвучало 27 октября 1944 года- Геббельса, «Мы производим не только хорошее, основательное, но и, сверх того, совершенно новое во всех областях войны оружие. И вскоре оно даст нам значительные шансы».

По личному указанию Черчилля были срочно собраны члены научно-технического разведывательного комитета, куда входили видные ученые, профессор баллистики Джонс, ближайший советник британского премьера профессор физики Линдеман, известный эксперт по вопросам военной техники сэр Артур Эллис, высокопоставленные военные. Мнения членов комитета разделились.

16 июня 1944 года на Лондон был запущен первый самолет-снаряд «Фау-1», после чего ежедневно на Англию обрушивались сотни этих летающих бомб, начиненных тонной взрывчатки каждая. «Солдаты союзных войск! — писали гитлеровцы в листовках,. — Вы угодили в западню… Вы сражаетесь на узкой полоске суши, площадь которой была заранее установлена нами. Тем вре-менем наши самолеты-роботы сеют смерть и опустошение в городах и гаванях, откуда вы получаете боеприпасы и снаряжение.»,а 7 сентября против Англии была применена ракета «Фау-2».

Отражение гитлеровского ракетно-го удара потребовало от англичан значительных усилий. Только для прикрытия Лондона на небольшом участке территории между городом и побережьем было сосредоточено 1800 орудий и 2 тыс. аэростатов. Почти круглые сутки летчики и зенитчики вели изматывающие бои, сбивая самолеты-снаряды. Но если против «Фау-1», летевших медленно и на небольшой высоте, эти меры оказались действенными, то для борьбы с «Фау-2» Великобритания до конца войны не располагала средствами противоракетной обороны. В итоге гитлеровские самолеты-снаряды и ракеты убили и ранили около 35 тысяч англичан, разрушили громадное количества зданий.

 Осенью 1944 года, английские разведчики, ученые и специалисты пытались ответить на вопрос: есть ли в арсенале гитлеровского командования какие-либо эффективные новые виды оружия.

У немцев были сотни проектов секретных видов вооружения, — писал американец Берт, — в чем с изумлением убедились наши специалисты, изучая после войны нацистские архивы». И лишь отсутствие согласованности и координации между тремя видами вооруженных сил, помешало появлению нового оружия на полях сражений.Звучит это,  достаточно таинственно и увлекательно. Еще бы, по части разработки экспериментальных систем оружия на первом месте шли нацистские люфтваффе. В частности, их конструкторами была предложена оригинальная модель истребителя под условным названием «бомберзеге-пила для бомбардировщиков». К лету 1943 года гитлеровцы раструбили о тяжелом истребителе «ФоккеВульф-190», вооруженном четырьмя пушками. Однако в воздушных боях он не смог противостоять советским «Якам» и «Лавочкиным», хотя ему добавили еще две огневые точки, установили переднюю и нижнюю броню. Маши-на получилась слишком тяжелой и неманевренной. Между тем начались массированные налеты бомбардировочной авиации союзников на саму Германию, в которых принимали участие сотни «летающих крепостей». Справиться с ними «фоккевульфам» оказалось не под силу.

Тогда и началась усиленная разработка «пилы». Германские конструкторы исходили из того, что наиболее уязвимое место у бомбардировщика — нижняя часть фюзеляжа. Достаточно установить на истребителе несколько пушек в вертикаль-ной плоскости, и получится идеальное оружие против «летающих крепостей». На практике дело обернулось значительно сложнее. Серийные авиационные пушки при ведении огня из столь необычной позиции давали слишком много промахов, зато сам «фоккевульф» лишился всяких шансов на успех в случае схватки с вражескими истребителями.

Стало совершенно ясно, что при всей своей кажущейся оригинальности идея вертикального размещения вооружения в фюзеляже истребителя просто-напросто конструкторская пустышка.

Правда, к концу войны велись работы над еще одним «убийцей бомбардировщиков» под устрашающим названием «матергадюка». Прототипом его должен был послужить пилотируемый -снаряд «Фау-1». В носовой части «наттера» намечалось установить 24 ракеты. Запущенный со стартовой установки, он мог в течение четырех минут почти вертикально набирать высоту и, выпустив ракеты по цели, спланировать на посадочную площадку. Конструкторы,  не учли главного:- маленький радиус действия и полное отсутствие маневренности.

Единственное, что стало к концу войны поступать на вооружение частей противовоздушной обороны, так это «люфтфауст»— «воздушный кулак» — и «курццайтшперре», не оказавшие никакого влияния на ход боевых действий.

«Курццайтшперре» — «кратковременное заграждение» — было сравнительно просто по своему замыслу. Вокруг какого-либо важного объекта на расстоянии 25 м друг от друга помещалось сплошное кольцо из ракет. При приближении вражеского бомбардировщика ракеты одновременно запускались в воздух и на высоте 1000 м разрывались, оставляя в небе небольшие парашюты, которые стальными тросами связаны с землей. Теоретически «курццайтшперре» должно было образовать вокруг объекта сплошной забор, но на практике оно оказалось малодейственной-. Создатели не учли, что самолеты легко могут выйти к объекту и над «забором». А само «чудо-оружие» держалось воздухе лишь при тихой погоде

«Люфтфауст» был более оригинален, германские оружейники попытались создать лег-кое зенитное орудие, соединив вместе девять 20-миллиметровых базук. Огонь из него велся одним человеком прямо с плеча. После нажатия на спусковой курок электрическое запальное устройство поджигало за-ряды первых пяти ракет, а спустя десятую долю секунды — оставшихся четырех. В итоге ракеты одновременно шли на цель своеобразной стаей и не сбивали друг друга с заданного направления выхлопом сгоревших газов. Но у «воздушного кулака» был  существенный недостаток — его ракеты могли поразить самолеты на высоте не свыше 500 м.

Любопытна история спроектировать и построить сверх-мощное артиллерийское орудие, дальность стрельбы которого превышала 100 км, нечто вроде усовершенствованной «большой Берты», обстреливавшей Париж в годы пер-вой мировой войны. Первый проект такого орудия под названием «длинный Густав» был разработан в концерне Круппа. Калибр орудия равнялся 600 мм, а вес снарядов должен был достигать 7,5 т. Согласно расчетам оно способно было посылать свои суперснаряды на расстояние до 120 км. Проект был доложен министром вооружений и военной промышленности Шпеером самому фюреру и получил его одобрение. Но когда за проверку расчетов за-сели специалисты из армейского управления вооружений, обнаружилось, что если бы такое орудие было построено, его вес равнялся бы 1500 т. Его не выдержал бы ни один из существующих типов лафетов, а сам ствол вышел бы из строя после 50 — 60 выстрелов.

«Длинный Густав» был забракован, но инженер Вальтер Кендерс, работавший в отделе главного управления вооружений вермахта считал, что трудность с лафетом можно обойти, вообще отказавшись от него. Гораздо проще поместить ствол орудия в бетонированную шахту и при-дать ему постоянный угол возвышения. Конечно, во фронтовых условиях такое гигантское орудие принесет мало пользы, но его можно было бы использовать для обстрела- крупной неподвижной цели- например, Лондон. Вторым новшеством, предложенным Кендерсом для «сороконожки», были многоступенчатые камеры сгорания, расположенные вдоль всей длины ствола, которые смогут постепенно придать снаряду необходимую начальную скорость.

В окончательном виде «сороконожка» Кендерса захватывала воображение своей фантастической смелостью: в 150-метровых шахтах, вы-рытых на побережье Франции, из 4, 8-метровых отрезков собираются стволы гигантских орудий калибра 150 мм. 28 камер сгорания вместе с основным зарядом выбросят снаряд из ствола с начальной скоростью 1500 м в секунду. Две батареи таких «сороконожек», по 25 орудий каждая, будут выпускать 600 снарядов в час, обрушивая на цель около 75 т взрывчатки и крупповской стали.

Гитлер, как только его ознакомили с проектом Кендерса, дал указание немедленно приступить к строительству шахт для «сороконожки» в айоне Кале, даже не ожидая создания опытного образца орудия. Приказ фюрера был выполнен, однако «таузендфусс» так и не открыла огонь по Лондону. При испытаниях опытной модели уменьшенного калибра обнаружилось, что снаряды в полете отклоняются от заданной траектории и кувыркаются; камеры сгорания часто взрываются; кроме того, при расчетах шахт для орудий была допущена серьезная ошибка — их наклон не учитывал поправки на вращение Земли. И лишь десятки тысяч снарядов для будущего «чудо-орудия», захваченные союзниками, остались материальным воплощением гитлеровских конструкторов.

Впрочем, по части конструкторских нелепиц не уступали артиллеристам и гитлеровские моряки. Ими был предложен химический состав, который выделял в воде массу пузырьков газа. Идея состояла в том, что обнаруженная противником подводная лодка окружает себя своеобразной шипящей завесой и таким образом лишает акустиков преследующих кораблей возможности следить за ее передвижением. На практике катера-«охотники» накрывали глубинными бомбами как раз те места, где в воде булькали пузырьки газа. Не лучше оказался и «вассерэзель-морской осел». Это было судно-ловушка, сделанное в виде подводной лодки и начинен-ное взрывчаткой. Находясь в под-водном положении, настоящая под-лодка должна была буксировать его за собой. Предполагалось, что, заметив ложную подводную лодку, преследующий корабль постарается протаранить ее и будет уничтожен. В случае же, если он расстреляет ее из орудий, его команда все равно сочтет лодку потопленной и прекратит преследование. На деле судно-ловушка лишь выдавало своего буксировщика и лишало его маневренности. В лабораториях ВМС носились с идеей со-здания особой краски, которая поглощала бы луч радара и делала покрашенную ею технику невидимой на экране радиолокатора. Люфтваффе лихорадочно разрабатывало управляемую по радио планирующую бомбу, которую оператор имел воз-можность визуально выводить на цель.

Полковник вермахта Шеде, большую часть войны проведший в психиатри-ческой больнице, по заданию фюре-ра старался наладить выпуск пушек с кривым стволом, способных вести огонь из укрытий под углом в 30′ или 90′. Подводники тщетно бились над тем, чтобы веером установить на лодках десять торпедных аппаратов и одним залпом поражать сразу несколько целей. Ракетчики фон Брауна пытались усовершенствовать «Фау-2», половина которых не долетала до цели, взрываясь при запуске или падая в море во время полета. Но было уже поздно. Гитлеровский вермахт и конструкторская мысль «третьего рейха» проиграли войну.

Окопная артиллерия

советская 45-мм батальонная самодвижущаяся пушка системы П. В. Коротеева Масса снаряда — 2,3 кг, начальная скорость снаряда — 220 м/с, дальность стрельбы — 3500 м, масса орудия— 550 кг, скорость передвижения — 5 км/ч
Чехословацкая 70-мм батальонная гаубица системы Шкода. Месса снаряда— 3 кг, начальная скорость снаряда— 190 м/с, дальность стрельбы — 2500 м, углы обстрела: горизонтальным — 150', вертикальный 0+75', масса орудия— 177 кг.
Чехословацкая 32-мм батальонная пушка системы Шкода. Масса снаряда— 0,5 кг,, начальная скорость снаряда— 600 м/с, дальность стрельбы — 5000 м.
Английский 81-мм миномет системы Стокса-Брандта. Масса мины — 3,5 кг, начальная скорость мины.— 194 м/с, дальность стрельбы — 3000 м, углы обстрела: горизонтальный 6', вертикальный от +40 до +80, масса миномета в боевом положении 57 кг, в походном миномет разбирается на три части.
Советская 45-мм батальонная гаубица образца 1929 года. Масса снаряда: бронебойный — 1,15 кг, осколочный и шрапнель — 2,3 кг, мины — 8 кг. Масса орудия, в боевом положении — 173 кг

Видный теоретик артиллерии французский генерал Эрр 1855— 1933) писал, что первая мировая война показала — «пехота при своем продвижении неизбежно наталкивается на препятствия, и наиболее опасными являются пулеметы, которые неожиданно появляются и беспощадно скашивают пехоту».

Дело в том, что когда цепи стрелков поднимались в атаку после длительной арт-подготовки, то атакующих встречали залпы винтовок и пулеметные очереди. Солдат противника, переждавших артподготовку в траншеях и блиндажах. Разрушать такие огневые точки можно было только прицельным орудийным огнем, при этом расчеты должны были продвигаться рядом со стрелками.

Первое время пехотинцам пробовали придавать полевые пушки калибром 75 — 77 мм. «Надеялись, что дальнобойность и меткость трехдюймовок возместит их малую подвижность,- писал генерал-майор СА-Брандта».

В конце первой мировой войны английский предприниматель Стокс наладил на своем заводе сельскохозяйственных машин выпуск минометов, конструкция которых была заимствована у «минной мортиры»„ изобретенной в 1904 году русским капитаном Л. Гобято Улучшенный инженером Брандтом, миномет вышел удачным и послужил образцом для разработчиков «окопной артиллерии»  других стран.

Таким образом, в период между двумя мировыми войнами, основу артиллерии непосредственного сопровождения пехоты, составляли 37 — 50-мм пушки, 60 — 80-мм гаубицы и минометы, вытеснившие из траншей более массивные и сложные мортиры.

В 1922 году, в нашей стране началась разработка самоходных батальонных арт систем. Военный инженер П. Коротеев, сотрудник Комиссии особых артиллерийских опытов, создал первый вариант такого орудия. Масса его не превышала 500 кг. Это была миносамоходка на гусеничном ходу с карбюраторным двигателем мощностью 1О л. с., сообщавшим ей скорость до 5 км/ч. Красноармеец-водитель шел рядом с пушкой, управляя движением по кабелю. При незначительном удельном давлении гусениц на грунт такая установка может ходить без всяких дорог, по сыпучему песку, по мягкой болотной почве, по пересеченной и изрытой местности, может взбираться на подъемы до 45′ и даже по снегу, словом, всюду, где может пройти пехота. Пушку Коротеева не приняли к массовому серийному производству, промышленность тогда еще не могла про-изводить нужное количество моторов. Но и расчеты трехдюймовок по неровной, изрытой воронками местности, просто не поспевали за стрелками. А кавалеристы не рисковали появляться на поле боя, под огнем пулеметов. Малокалиберные траншейные пушки оказались недостаточно эффективными и, кроме того, не могли поражать закрытые цели.

Батальонам понадобились новые артсистемы — легкие, подвижные, небольшие, чтобы их можно было укрыть в складках местности, способные пора-жать открытые цели, стреляя прямой наводкой, а окопы и пулеметные гнезда — навесным огнем.

Во Франции их называли орудиями

непосредственной поддержки, в Гер-мании — пехотными, в Красной Армии — батальонными.

В 20-е годы, в связи с развитием

бронетанковой техники и авиации, батальонной артиллерии поручили еще и защиту стрелковых подразделений от танков и штурмовой авиации. Одна-ко создать легкое орудие, обладающее свойствами по меньшей мере четырех артсистем, оказалось невозможно.

Поэтому военные специалисты предложили придавать пехоте облегченные, малокалиберные орудия трех типов— пушки, гаубицы и мортиры. Такие арт системы выпускал, например, чехословацкий завод Шкода или шведская фирма Бофорс. В частности, шведская 75-мм коротко ствольная гаубица была выполнена предельно низкой, расчет обслуживал ее лежа. Итальянская компания Скотти предложила пехотинцам 20-мм противотанковую и одновременно зенитную пушку.

В армиях США и Германии пехотные батальоны оснастили мортирами. А вот во Франции, Англии, Польше и Финляндии им предпочли новое оружие— минометы.

В июне 1929 года Красная Армия получила 45-мм батальонную гаубицу, выпускавшуюся в двух вариантах, разборной и не разборной. Полуавтоматическая 45-мм пушка, еще -на испытаниях работала безотказно Это 173-кило-граммовое орудие могло вести огонь 1,15-килограммовым бронебойным снарядом, 2,3-килограммовой осколочной гранатой и 8-килограммовой миной. Впервые в истории именно советским инженерам удалось реализовать идею стрельбы из одного артиллерийского орудия нарезными снарядами и гладкостенными минами.

До 1931 года группа «Д» занималась одновременно разработкой мортир и гладкоствольных минометов, предназначенных для непосредственной поддержки стрелковых батальонов и рот. После всесторонних испытаний командование РККА решило, что роль «окопной артиллерии» должны играть только минометы, которые могут вести огонь минами калибра 50 — 80 мм, имеющими мощный разрывной заряд.